Слово Твое - светильник ноге моей и свет стезе моей

Библия на финно-угорских языках



Библия

Выбрать язык

Книги Ветхого Завета

Книги Нового Завета

предыдущая главаследующая главабез русского текста

APOSTOLOIN RUAVOT

ДЕЯНИЯ АПОСТОЛОВ

Глава 25

Глава 25

1Konzu Festu oli olluh kolme päiviä muaherran sijal, häi lähti Kesariespäi Jerusalimah.1Фест, прибыв в область, через три дня отправился из Кесарии в Иерусалим.
2Sie ülimäzet papit da jevreilöin enzimäzet miehet sanottih hänele, gu tahtotah viärittiä Puavilua,2Тогда первосвященник и знатнейшие из Иудеев явились к нему с жалобою на Павла и убеждали его,
3i küzüttih, ku häi luadis heile moizen hüvüön, da käskis tuvva Puavilua Jerusalimah. Hüö, näit, paistih viivittiä, tavata da tappua Puavilua matkas.3прося, чтобы он сделал милость, вызвал его в Иерусалим; и злоумышляли убить его на дороге.
4No Festu vastai heile: «Puavilua pietäh Kesaries, i minä ičegi tahton terväh lähtie sinne.4Но Фест отвечал, что Павел содержится в Кесарии под стражею и что он сам скоро отправится туда.
5Lähtiettähes teijän piämiehet minunke da viäritettähes sie tädä miestü, ku ollou häi mis viärü.»5Итак, сказал он, которые из вас могут, пусть пойдут со мною, и если есть что-нибудь за этим человеком, пусть обвиняют его.
6Festu oli Jerusalimas ei enämbiä gu kaheksa libo kümmene päiviä da tuli sit järilleh Kesarieh. Tossupiännü häi istuihes sud'd'ansijale da käski tuvva Puavilua.6Пробыв же у них не больше восьми или десяти дней, возвратился в Кесарию, и на другой день, сев на судейское место, повелел привести Павла.
7Puavil tuli, i kai Jerusalimaspäi tulluot jevreit kerävüttih hänes ümbäri da saneltih händü vastah äijii jügielöi viäritüksii, no ei voidu niilöi tovendua.7Когда он явился, стали кругом пришедшие из Иерусалима Иудеи, принося на Павла многие и тяжкие обвинения, которых не могли доказать.
8Puavil puolisti iččie da sanoi: «Nimidä pahua en luadinuh ni jevreilöin Zakonua vastah, ni jumalankodii, ni keisarii vastah.»8Он же в оправдание свое сказал: я не сделал никакого преступления ни против закона Иудейского, ни против храма, ни против кесаря.
9Festu tahtoi ugodie jevreilöile, sikse küzüi Puavilal: «Tahtotgo lähtie Jerusalimah, gu minä sie sinuu suudizin?»9Фест, желая сделать угождение Иудеям, сказал в ответ Павлу: хочешь ли идти в Иерусалим, чтобы я там судил тебя в этом?
10Puavil vastai: «Keisarin suvvon ies minä seizon, i sen ies minuu pidäü suudie. En ole luadinuh nimidä pahua jevreilöi vastah, sen ičegi hüvin tiijät.10Павел сказал: я стою перед судом кесаревым, где мне и следует быть судиму. Иудеев я ничем не обидел, как и ты хорошо знаешь.
11A gu ollen viärü mistahto pahas ruavos, kudamas voibi suudie surmah, en eči piäzendiä surmas. No ku nämien miehien viäritändät oldaneh perättömät, niken ei voi andua minuu heijän käzih. Minä tahton keisarin suuduo.»11Ибо, если я неправ и сделал что-нибудь, достойное смерти, то не отрекаюсь умереть; а если ничего того нет, в чем сии обвиняют меня, то никто не может выдать меня им. Требую суда кесарева.
12Festu pagizi omien n'evvonandajienke da andoi nengoman vastavuksen: «Ku tahtot keisarin suuduo, ga keisarin edeh menet.»
12Тогда Фест, поговорив с советом, отвечал: ты потребовал суда кесарева, к кесарю и отправишься.
13Erähän päivän mendüü suari Agrippa da Verenika tuldih Kesarieh toivottamah tervehüttü Festale.13Через несколько дней царь Агриппа и Вереника прибыли в Кесарию поздравить Феста.
14Konzu hüö oldih sie äijän päiviä, Festu sellitti Puavilan dielon suarile. Festu sanoi: «Tiä on üksi mies, kudaman Feliks jätti türmäh.14И как они провели там много дней, то Фест предложил царю дело Павлово, говоря: здесь есть человек, оставленный Феликсом в узах,
15Konzu minä olin Jerusalimas, jevreilöin ülimäzet papit da rahvahan vahnimat sanottih, gu tahtotah viärittiä Puavilua, da prižmittih suudie händü.15на которого, в бытность мою в Иерусалиме, с жалобою явились первосвященники и старейшины Иудейские, требуя осуждения его.
16Minä vastain heile nenga: riimalazil ei ole moudua andua ristikanzua viärittäjien käzih, kuni viäritettävü ei näi viärittäjii silmü silmäh da kuni ei sua valdua puolistua iččie.16Я отвечал им, что у Римлян нет обыкновения выдавать какого-- нибудь человека на смерть, прежде нежели обвиняемый будет иметь обвинителей налицо и получит свободу защищаться против обвинения.
17Konzu hüö tuldih tänne, minä tossupiännü vitkittelemättäh istuimmos sud'd'ansijale da käskin tuvva sen miehen.17Когда же они пришли сюда, то, без всякого отлагательства, на другой же день сел я на судейское место и повелел привести того человека.
18Viärittäjät nostih pagizemah, ga ei viäritettü händü ni ühtes moizes pahuos, midä minä duumaičin.18Обступив его, обвинители не представили ни одного из обвинений, какие я предполагал;
19A heil oli hänenke kiistua erähis heijän uskuo koskijois küzümüksis, paistih mittumaslienne Iisusas, kudai jo kuoli. A Puavil kiistäü, gu se mies on hengis.19но они имели некоторые споры с ним об их Богопочитании и о каком-то Иисусе умершем, о Котором Павел утверждал, что Он жив.
20Ku kačoin vaigiekse sellitellä nengostu kiistua, ga küzüin hänel, tahtosgo mennä Jerusalimah suvvon edeh nämien dieloloin täh.20Затрудняясь в решении этого вопроса, я сказал: хочет ли он идти в Иерусалим и там быть судимым в этом?
21No ku Puavil tahtoi, gu händü vardoittas keisarin suudoh suate, käskin pidiä händü türmäs, kuni en tüönnä keisarin edeh.»21Но как Павел потребовал, чтобы он оставлен был на рассмотрение Августово, то я велел содержать его под стражею до тех пор, как пошлю его к кесарю.
22Agrippa sanoi Festale: «Minulgi olis himo kuulta sidä miestü.» «Huomei kuulet», vastai Festu.
22Агриппа же сказал Фесту: хотел бы и я послушать этого человека. Завтра же, отвечал тот, услышишь его.
23Tossupiännü Agrippa da Verenika tuldih kaikes omas ülähüös, da astuttih ühtes torapiällikkölöin da linnan herrumiehienke suureh zualah. Festu käski tuvva Puavilua23На другой день, когда Агриппа и Вереника пришли с великою пышностью и вошли в судебную палату с тысяченачальниками и знатнейшими гражданами, по приказанию Феста приведен был Павел.
24i sanoi: «Suari Agrippa da kaikin muut, ket oletto tiä meijänke! Täs näittö miehen, kudaman täh jevreit Jerusalimas dai tiä joukol tartuttih minuh da ühteh iäneh kirruttih: händü ei sua jättiä hengih.24И сказал Фест: царь Агриппа и все присутствующие с нами мужи! вы видите того, против которого всё множество Иудеев приступали ко мне в Иерусалиме и здесь и кричали, что ему не должно более жить.
25No minä näin, häi ei luadinuh nimidä mostu, mis pidäs händü suudie surmah. No gu häi iče tahtou piästä keisarin suvvon edeh, otin mielen tüöndiä händü sinne.25Но я нашел, что он не сделал ничего, достойного смерти; и как он сам потребовал суда у Августа, то я решился послать его к нему.
26Minul vai ei ole nimittumua tarkua tieduo hänes, ku kirjuttua herrale. Sikse toin händü teijän edeh, enne kaikkii sinun edeh, suari Agrippa, gu jälles küzelendiä minul olis midä kirjuttua.26Я не имею ничего верного написать о нем государю; посему привел его пред вас, и особенно пред тебя, царь Агриппа, дабы, по рассмотрении, было мне что написать.
27Minuu müö ei ole tolkuu tüöndiä kiiniotettuu dorogah sanomattah, mis händü viäritetäh.»27Ибо, мне кажется, нерассудительно послать узника и не показать обвинений на него.


предыдущая глава Глава 25 следующая глава